Эксперт: «Деньги за алкоголь идут в теневой сектор»

Главный редактор портала «Алкоголь.ру» Михаил Смирнов объяснил, почему россияне стали меньше пить, но только на бумаге

Эксперт: «Деньги за алкоголь идут в теневой сектор»

Министр здравоохранения Вероника Скворцова недавно заявила, что мы стали пить в пять раз меньше, чем семь лет назад. По ее данным, потребление алкогольных напитков снизилось на 80%. Главный редактор портала «Алкоголь.ру» Михаил Смирнов в эфире радио «КП» заявил, что так быть не может.

АЛКОГОЛЬ – САМЫЙ ПОНЯТНЫЙ АНТИДЕПРЕССАНТ

— Михаил, неужели россияне и правда стали пить в пять раз меньше?

— Однажды я говорил с начальником отдела статистики Минздрава. Он на голубом глазу заявил: у нас подпольного алкогольного рынка нет. Знаете, почему? Потому, что у него нет цифр. Потребление на душу населения в России, как и в любой стране мира, установилось лет 100 – 120 назад. Количество праздников одинаковое, количество событий в жизни – тоже. Изменения связаны только с экономической ситуацией. Если кризис, потребление растет. Если подъем, то падает.

— То есть алкоголь – это такой антидепрессант?

— Да, причем самый доступный и самый понятный. Водка – напиток социальный. Он помогает переживать проблемы. Когда у человека душа болит очень сильно. Водка помогает снять стресс, но на время. Если есть подъем и жизнь кипит, то пить некогда. Человек работает, зарабатывает деньги, проводит время с детьми. А когда нет работы и попадает в критическую ситуацию, то немного выпить — это хоть и вредный путь, но чтобы не сойти с ума, другого просто нет. Проблема лишь в системе потребления. На Западе люди пьют по чуть-чуть, но долго. В итоге, организм успевает утилизировать алкоголь. Они слегка поддатые весь день, но не пьяные. Для наших же – это стакан, стакан, стакан и «перерывчик небольшой», а потом — салат помягче. Мы разучились даже водку пить.

— Почему?

— У нас выбрана неправильная политика в отношении алкоголя. Сначала Николай II сухой закон объявил. Это кончилось дичайшим ростом наркомании. Огромное количество хлеба стало переводиться на самогон. Сухой закон Егора Лигачева, который был диким трезвенником и в свое время даже приказал вылить Массандровскую научную коллекцию вин, привел к появлению мощнейшего подпольного рынка. Сегодня в правительстве и Госдуме то же самое – атомными станциями они руководить почему-то не лезут, зато уверены, что все понимают в футболе и алкоголе.

— Какая сейчас доля подпольного рынка?

— По нашим оценкам, у нас примерно миллиард литров (в переводе на чистый спирт. – Ред.) выпивается в год. Из них половина – это подпольный алкоголь. В основном, это гидролизный спирт или поставки из Казахстана и Беларуси.

— Это та самая сивуха, которой травятся?

— Нет, конечно. Откровенная сивуха – это исключение. Подпольщикам не выгодно травить людей. Это же бизнес. Подпольный алкоголь вполне можно пить. Да, он невкусный, противный, но от него не умрешь. Все истории только оттого, что кто-то пожадничал, а кто-то — не прочитал, что это средство мытья ванн.

— Почему вы считаете, что цифры Минздрава неправильные?

— Если вы придете в маленький магазин на окраине Москвы, то можете увидеть там водку за 100 — 150 рублей. И я уже молчу о регионах. А откуда берется статистика Минздрава? Из системы ЕГАИС. Но многие торговые точки не имеют лицензии на продажу алкоголя. Из заявлений Минздрава выходит, что все у нас бегают, прыгают и ядра толкают. Но это же не так. Потребление алкоголя не изменилось. Оно стабильно на уровне 8 – 10 литров на душу населения в год.

СПИРТНОЕ, КАК АВТОМОБИЛЬ. НУЖНЫ ПРАВИЛА ПОТРЕБЛЕНИЯ

— Тем не менее нам же нужно бороться с пьянством…

— Пьянство никогда не было большой проблемой. Это миф. Мы потребляем меньше англичан, меньше немцев. Легенда о пьяной России – это глупость. Понятно, что существуют алкоголики, больные люди. Но их всего несколько процентов. Это всегда фиксированный уровень. Например, как людей, склонных к занятию бизнесом. Это связано с биологией. Если человек склонен к алкоголизму, есть большой риск, что он им станет. Но может и не стать, все зависит от состояния общества. В любой большой популяции есть такие сбои.

Эксперт: «Деньги за алкоголь идут в теневой сектор»

— Можно ли исправить ситуацию?

— Проблема в том, что мы не умеем пить. Алкоголь — это товар повышенной опасности. Как и автомобиль. Но если есть правила дорожного движения, то надо рассказывать населению и о правилах безопасного потребления спиртных напитков. Например, пить водку стаканами нельзя. За раз можно не больше 25, максимум 50 грамм. Если делать между стопками большой временной пробел, то организм успеет утилизировать алкоголь и вы лицом в салат уже не упадете. У любой вещи есть инструкция по применению. С алкоголем то же самое. Но рассказывать об этом нельзя, потому что это запрещено законом. Глупость же.

— То есть, нынешняя политика ограничений неправильная?

— У нас сейчас применяется скандинавская политика. Там пошли по пути резкого подорожания стоимости бутылки и снижения числа магазинов. В Швеции всего 500 алкогольных магазинов на всю страну, но 15 тысяч кафе и ресторанов. Плюс доход на душу населения гораздо выше. Но система ограничений и повышения стоимости не работает в странах с низким доходом. Алкоголь – очень легко получаемый продукт. Что такое самогонный аппарат? Две кастрюли и тарелка – все!

— Какая правильная политика?

— Добиться трезвости невозможно. Это можно добиться только воспитанием с молодости. Я, например, свою дочку в 17 лет отвез на профессиональную дегустацию вина. Теперь она разбирается во всех тонкостях и к алкоголю относится спокойно. А у нас считается, если мы повысим акцизы и сделаем водку 300 рублей, то все люди станут трезвыми. Не будет так. Этой политике рады только подпольщики. Государство сейчас забирает с каждой бутылки водки около 140 рублей (акциз и НДС) плюс косвенные налоги. Казна зарабатывает деньги, но глупо. Народ с большим удовольствием купил бы официальную водку, но если бы она стоила 100 – 150 рублей, а не 300. А сейчас все эти деньги идут в теневой сектор. — Алкоголь – это данность. Если мы закручиваем гайки официально, это компенсируется на нелегальном уровне.

— Есть мнение, что нас специально спаивают. То ли шпионы, то ли наше же алкогольное лобби. Это так?

— Тогда уж по этой логике подпольное алкогольное лобби заносит деньги трезвенникам, которые запрещают продавать официальную водку и делают ее стоимость неподъемной. Оголтелое трезвенничество не работает нигде. В мире было шесть сухих законов, два из них в России. И все были отменены. Потому что все они привели к созданию огромного подпольного рынка. Искоренить его невозможно. Как мальчик в Голландии, который затыкает дырки в плотине. Двадцать дырок он заткнет, а потом начнутся проблемы. Запретами ничего добиться нельзя, нужно повышать культуру потребления.

КСТАТИ

Продажи водки в России упали на 16%

В 2017 году в России снизилось потребление крепких напитков. Как сообщает «Интерфакс» со ссылкой на Национальный союз защиты прав потребителей, в 2017 году было продано 2,5 млн. декалитров ликеро-водочной продукции крепостью до 25 градусов. Это на 43% меньше, чего в 2016 году (подробности)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

В России разрабатывают новый ГОСТ для водки

Новый ГОСТ на водку может появиться в 2019 году. Он предполагает, что этот алкогольный напиток с маркировкой «российская водка» будет иметь только полновесные 40%, в отличие от просто «водки», которую можно делать 37,5 -56%. Для её производства водки с маркировкой «российская» допустят только сырье (пшеницу или рожь), выращенные без пестицидов, а воду – смягченную, которую добыли из скважин. И, наконец, все производство, в том числе бутилирование, будет происходить на территории России (подробности)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*