Экономическое положение страны вовсе не такое, как рассказывает нам правительство

Правительственные чиновники время от времени рапортуют об отдельных успехах в борьбе с отдельными недостатками в нашей экономике. Но чем чаще они рапортуют, тем больше сомнений в успехах. Почему картина реальной жизни и статистика все больше расходятся?

Экономическое положение страны вовсе не такое, как рассказывает нам правительство

Зарплаты растут, а доходы падают!

Не так давно министр труда Максим Топилин порадовал: средняя зарплата россиян выросла за год аж на 10% (с учетом инфляции на 7,2%), достигнув в сентябре 42,2 тыс. рублей. В любой другой стране сие стало бы сенсацией, предметом законной гордости правительства. У нас же надо сначала разобраться в контексте – не вырвана ли данная цифра из него?

А контекст получается не столь радужным. Потому что на фоне столь впечатляющего роста зарплат другая часть правды состоит в том, что реальные доходы россиян упали в августе на 0,9%, а в сентябре еще на 1,5%. При этом реальные располагаемые доходы населения падают на протяжении уже последних четыре лет. Тут у нас полная стабильность: в 2017 году они сократились 1,7%, в 2016-м — на 5,8%, в 2015-м — на 3,2%, в 2014-м — на 0,7%. К тому же в этом году третий квартал подряд продолжается падение размеров среднего чека покупок в магазинах (в прошлом году он как раз подрос, видимо, за счет того, что многие стали залезать в «кубышку») — сейчас он составляет около 500 руб., что на 1,5% меньше, чем в прошлом году.

Как так получается, что зарплаты растут, но покупают на них россияне все меньше? Куда же они деньги девают? Может, копят? Смотрим, что там в банках на депозитах. Оказывается, с середины года идет медленный, но постоянный отток вкладов из банков: в августе 0,6%, в сентябре 0,8%. Отчасти это происходит за счет перевода валютных вкладов в банковские ячейки (под влиянием слухов о принудительной конвертации в рубли из-за американских санкций). Отчасти – из-за того, что люди тратят сбережения на текущее потребление. В любом случае, объем накоплений не растет.

Сокращение импорта – плохой знак

Еще одним, хотя и косвенным, показателем того, что россияне стали потуже затягивать пояса, стало сокращении импорта в страну: по итогам третьего квартала на $0,8 млрд. Падение импорта всегда происходит в периоды кризисов. Однако в отличие от предыдущих подобных периодов, в нынешнем году это происходит на фоне бурного роста экспорта – аж на 30%, аж до $109,6 млрд в том же 3-м квартале. Во многом это объясняется ростом цен на энергоносители, основного нашего экспортного товара. Однако на этом фоне значительное сокращение импорта говорит о том, что, во-первых, россияне-потребители меньше потребляют, во-вторых, меньше вкладываются в развитие производства и промышленные импортеры, не закупая оборудования для модернизации и расходников для текущего производства там, где они необходимы. Это – предвестник стагнации или даже экономического спада.

Падения безработицы на 18% за год не бывает

Кроме того, нестыковка роста белых зарплат с падением стоимости среднего чека и реальных доходов населения объясняется как инфляцией (по итогам года будет 4%), так и еще большим падением доходов и вообще экономической активности в «теневой экономике», в которой занято, по разным оценкам, от 14 до 30 млн человек. Дела там, видимо, идут неважно, но Росстат этого учесть не может. А будут идти еще более неважно, когда вступит в силу закон об обложении 4-6% налогом так называемых самозанятых (их минимум 14 млн), пока – как «эксперимент» в четырех регионах, где таковых, видимо, больше всего. Плюс тому в январе – уже не только по самозанятым, а по всем производителям и потребителям — «ударит» повышение НДС на 2% до 20%. Ни экономический рост, ни потребительский спрос это не оживит, а вот инфляцию разгонит. Важным фактором такого «бумажного повышения» зарплат может быть также и то, что просто часть «зарплат в конвертах» перевели в белые. Люди не стали получать на руки больше, иначе у нас царил бы потребительский бум, а его нет.

Официальная статистика по макроэкономической части опять же вроде бы не показывает, что нам грозит какая-то катастрофа. Рост ВВП обещает быть «полудохлым», на уровне 1%, но хотя бы не минусовым. Если посмотреть на рынок труда, то в какой-нибудь Америке о такой же радужной картине можно только мечтать (хотя и там сейчас уровень безработицы самый низкий за последние полвека – 3,7%). У нас на конец октября в качестве официально зарегистрированных безработных, то есть вставших на учет в органах службы занятости (а именно так обычно считают безработицу в развитых странах, в тех же США), составила 630,48 тыс. чел, против 708,62 тыс. чел. за тот же период прошлого года. Падение «безработицы» аж на 18%. Такого не бывает в реальной экономике! Впрочем, наши органы службы занятости не считаются ни тем местом, где можно найти адекватную своей квалификации работу, ни средством получения нормального пособия по безработице, как в других странах. Так что данная статистика опять же никакого отношения к реальной жизни не имеет.

Возьмем другую статистику. Численность рабочей силы, говорит нам Росстат, на начало осени выросла до 76,6 млн человек, из них 3,5 млн не имели «доходного занятия», но активно его искали, то есть, если судить по меркам Международной организации труда, могут считаться безработными. 4,6% — это тоже не очень высокий уровень (он на 7,6 % меньше, чем в аналогичный период прошлого года), во многих европейских странах – за 10%. Правда, и он не соответствует чисто бытовым представлениям россиян, что работы нет и найти ее практически все труднее. А Росстат говорит, что занятость растет (на 0,4% за год), создаются новые рабочие места. А как же падение потребительского спроса, уменьшение размера магазинного среднего чека и реальных доходов? Не верь глазам своим?

Экономическое положение страны вовсе не такое, как рассказывает нам правительство

Профицит бюджета не пойдет на медицину и образование

А есть и еще более радужные макроэкономические показатели. По прогнозам Минфина, профицит федерального бюджета в этом году может составить 440,6 млрд рублей (0,45% ВВП) вместо ожидавшегося ранее дефицита в 1,27 трлн рублей (1,3% ВВП). Доходы бюджета могут составить более 17 трлн рублей вместо ожидавшихся 15,2 трлн руб. Расходы при этом останутся примерно на уровне 16,5 трлн рублей. При виде таких блестящих показателей та же Америка может обрыдаться от зависти и со злости обложить нас еще более суровыми санкциями, чтоб «не шиковали». Ведь в будущем году у них проекте бюджета уже заложен дефицит в размере 985 млрд долл. (4,7% ВВП), при расходах 4,4 трлн долл., а доходах 3,4 трлн. В текущем году дефицит бюджета составил 833 млрд долл. (3,9% ВВП) Почему? Существенная часть дефицита объясняется ростом военных расходов, но также и масштабным сокращением налогов в результате проведенной Трампом налоговой реформы (объем сокращения составит 1,5 трлн долл. за 10 лет). Но не менее, а даже более существенная часть роста дефицита объясняется огромными социальными расходами (и это при администрации Трампа, который вообще-то выступал за их сокращение), прежде всего на программы социального страхования (Social Security) а также две важнейшие медицинские программы Medicaid и Medicare.

Трамп считает, что его программа сокращения налогов приведет к повышению роста на 0,7% ВВП в год. Наше правительство считает, что налоги надо повышать (то же НДС), придумывая все новые виды поборов (налог на самозанятых) — и наплевать на рост. У нас стимулирование потребительского спроса (в виде тех же социальных программ), а также стимулирование производства с помощью налоговых льгот, видимо, вообще не рассматриваются как способы разогреть полузастывшую экономику. Притом что, по прогнозам того же Минэкономразвития, следующий год будет «достаточно сложным с точки зрения адаптации к принятым решениям в области бюджетно-налоговой политики». То есть они там приняли – а у нас сложности адаптации.

А именно – ожидается замедление роста зарплат до менее 1% в 2019 году, при сокращении конечного потребления домашних хозяйств на 3,5% — 2,6%. Так почему бы, при нынешнем вполне комфортном профиците бюджета не пустить эти деньги на те же медицину и образование? Там почти 2 трлн, между прочим, образовалось. Почему бы не повысить пенсии не на жалкие 1 тысячу рублей, а на три? С этими деньгами ведь пенсионеры пойдут в магазин стимулировать отечественного производителя. Почему хотя бы не заморозить повышение НДС? Почему не смягчить последствия новой схемы обложения нефтяников, которая могла привести уже немедленно к резкому росту цен на топливо и только в результате административных действий кабинета министров цены теперь заморожены до начала 2019 года? Притом, что никакого рыночного механизма тут нет и подавно, и что будет с ценами после марта 2019 года – большой вопрос. Почему та же Америка десятилетиями существует при небольшом бюджетном дефиците и в ус не дует, а мы, словно старательные ученики на радость «учителями» из МВФ все стараемся свести баланс к положительным значениям? Мы ради чего так стараемся, если народ беднеет? У нас страна живет ради бюджетного благополучия или бюджет должен служить интересам страны и граждан? На что копятся эти средства? Не хотелось бы думать, что на то, чтобы разворовать их на каких-нибудь очередных мега-проектах. Но по-другому думать пока не получается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Глава Минтруда объяснился за «беспрецедентный рост зарплат»

Министру труда и социальной защиты пришлось объяснить свое недавнее высказывание. На днях, выступая в Совете Федерации, он заявил, что зарплаты россиян выросли «беспрецедентно». Мол, по данным Росстата, с начала года работающие граждане стали получать на 11% больше. А за вычетом инфляции — на 8,4%. Это вызвало бурную реакцию в социальных сетях. Россияне возмущаются и недоумевают, чью именно зарплату имел в виду министр (подробности)

Валентина Матвиенко — главе Минтруда Максиму Топилину: «Думать надо в другом месте! А тут — принимать решения!»

Глава Совфеда раскритиковала работу министра, обвинив в непрофессионализме (подробности)