Хроники «FOOTYBALLа»: обанкротившаяся сеть спортивных школ должна родителям и инвесторам около 1 млрд рублей

Едва закончился мундиаль, а «будущее российского футбола» уже под угрозой

Хроники «FOOTYBALLа»: обанкротившаяся сеть спортивных школ должна родителям и инвесторам около 1 млрд рублей

Сайт FOOTYBALL начинается сразу с отзывов родителей. Телеведущий Гарик Мартиросян, актер Денис Никифоров, защитник «Динамо» и бывший игрок футбольной сборной Алексей Козлов и прочие звезды рассказывают, почему привели сюда своих детей с двухлетнего возраста. На особом месте стоит «Почему тренер Сборной России по футболу отдал своего внука в Footyball». Речь о Валерии Газаеве: « Валерий Георгиевич уверен в том, что малыш продолжит традиции своей футбольной семьи. Посмотрев тренировки в клубе, он сделал выводы о том, что у наших воспитанников есть все шансы стать настоящими профессиональными футболистами!». А для совсем непонятливых рядом приписано: «Footyball — это будущее Российского футбола». Насчет будущего, понятно, можно поспорить. Но в настоящем родители и правда были в восторге. И от системы обучения, и от результатов. На футбольной тренировке дети занимались даже английским. Обучение проходило в виде мини-сессий и строилось на игровом формате, чтобы деткам было интересно. Помимо формы, малышам выдавался и дневник успеха – это такая тематическая тетрадь с различными мотивациями, интересными заданиями и шкалой продуктивности. Все для индивидуального подхода. На занятиях постоянно дежурил врач. Если родители изъявляли желание посетить тренировку, то никто им не препятствовал. Для их удобства сделали кафе, откуда они могли наблюдать за процессом. В этом кафе с полноценным меню здорового питания могли поесть и дети. Так же при школах находились игровые комнаты, где можно было порезвиться с новыми друзьями по секции. Стоимость же обучения отнюдь не заоблачная: всего-то 80 тыс. руб. в год.

Инновационный бизнес-продукт

Забавно, но основатели проекта братья Алексей и Антон Бавыкин вовсе не футболисты-тренеры, да и вообще к спорту никакого отношения до этого не имели. Просто бизнесмены, подглядевшие формат за границей и сменувшие, что в России нет таких как на Западе футбольных секций, куда бы брали с двух лет – минимум с пяти-семи. Арендовали помещения, оборудовали, пригласили тренеров. И не прогадали. Созданная в 2014 году школа оказалась настолько популярной, что возник вопрос о расширении.

И Бавыкины начали привлекать новых акционеров-инвесторов. Первыми свои деньги радостно принесли родители учеников – эти верили в успех безоговорочно. Остальных нашли через онлайновую инвестиционную площадку «Start Track». Выглядит так: публикуется проект, и любой, которому понравилась идея может вложить деньги. На привлеченные деньги открыли вторую школу, потом третью, четвертую. В конце 2017 года в планах появилась и пятая. На каждом новом этапе вера в успех только крепла, а с ней число инвесторов увеличивалось в геометрической прогрессии. На сегодняшний день их уже около пятисот.

Хроники «FOOTYBALLа»: обанкротившаяся сеть спортивных школ должна родителям и инвесторам около 1 млрд рублей

Привели детей к закрытой двери

Проект – краше не бывает. И полезно, и приятно, и прибыльно – инвесторы исправно получали свои дивиденды. И вдруг весной 2018 года тренерам перестали платить зарплату, а арендодатели, не получив оплату, стали выгонять персонал со своей территории. Школы начали закрываться одна за другой. И, аккурат в июне, накануне мундиля закрылись все. В панике не только народные инвесторы, но и родители – большинство оплатило обучение за год вперед. Кто-то из родителей даже взял под покупку абонемента кредит в банке. Суммарно им должны около 1 млрд руб.

24 июля около одной из закрывшихся школ, что на ул. Правды состоялась встреча родителей, инвесторов и представителей компании со СМИ. «Комсомольская Правда» тоже поприсутствовала на этом, так сказать, подъездном брифинге. Бавыкины не явились (получить их комментарий не удалось и позже – Ред.). Зато приходили родители. Не только те, что на брифинг, а кто вел детей на занятие – многие не знали, что школа уже закрыта.

— Тут три инициативные группы в этом безобразии. Первая: те кто хочет, чтобы школы продолжали работать и ищет денег для самостоятельного перезапуска. Вторые верят Бавыкиным, которые обещают воскресить проект. Третьи — группа родителей, которые уже ничему не верят и просто хотят забрать свои деньги. Я отношусь к третьему лагерю. Мне хочется вернуть свои деньги и закрыть кредит. Я люблю эту школу. Проект крутой, я бы тоже была за перезапуск, но я против обмана людей. Для меня дико, что на дворе 2018 год, центр Москвы — и очередной МММ, — пояснила корреспонденту «КП» мать-одиночка Екатерина Емельяненко, на которой висит 80 тыс. рублей кредита.

Представляющий интересы одного из инвесторов юрист Анатолий Коровин считает, что проект – обычная пирамида.

— Инвесторам обещали огромную прибыль: от 20 до 40% годовых. Естественно, честным путем такие суммы просто невозможно сделать. Работа по принципу изъятия средств у одних, чтобы выплачивать другим.

Проект жизнеспособный

Инвесторы обвиняют Бавыкиных в неправильном управлении финансами, кто-то сгоряча и в «нецелевом расходовании» (читай, воровстве). Но сам по себе проект большинство считают отнюдь не пирамидой – реальным бизнесом, способным приносить деньги.

Олег Емельянов, один из главных людей в инициативной группе инвесторов, выступает за перезапуск сети школ. Кратко пояснил «КП» ситуацию и свое мнение:

— Я являюсь не просто родителем, а инвестором. У проекта был такой продукт, который предусматривал инвестирование целевых средств на создание новых школ. И они, по сути, эти школы строили. Лично я вложил 600 тыс. рублей и на полученный процент купил новые абонементы. Инвесторами уже создана новая компания, которая общается с арендодателями. Мы надеемся на перезапуск проекта.

Хроники «FOOTYBALLа»: обанкротившаяся сеть спортивных школ должна родителям и инвесторам около 1 млрд рублей

Играют инвесторы

Как стало известно на момент сдачи номера группа из нескольких десятков инвесторов создали новую компанию ООО «ФБ Резерв», вложили еще денег и договорились с арендодателями школ, управляющими и тренерами. Возглавил это все Олег Емельянов.

«В ближайшие несколько дней мы откроем первую школу и дети смогут вернутся на занятия. Несмотря на все проблемы, нам удалось объединить инвесторов, договориться с арендодателями и сотрудниками. Мы сделали это вместе, но без Бавыкиных — доверия к ним больше нет. И хотя работы еще очень много, мы верим, что со временем в интересах обманутых инвесторов, сотрудников и клиентов восстановим работу всех четырех школ», — сообщил «КП» Емельянов.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сам привлекал, сам вложил и сам пострадал

Среди вкладчиков оказался Константин Шабалин, генеральный директор «Start Track» — той самой инвестплощадки, что занималась привлечением капитала для развития «FOOTYBOLL». Константин охотно согласился поговорить с «КП».

— Все началось банально: открылись четыре школы. Момент начала проблем сложно сказать, так как точных фактов практически нет. Есть только отчетность, которую мы получали. И я могу сказать точно, что в апреле мы увидели мартовские результаты и они не соответствовали действительности. Я остановил привлечение средств. Первые два месяца Бавыкины вообще не входили в контакт, писали смс, подсылали на встречи каких-то фиктивных финансовых директоров. Потом они опять начали общаться. Это было после привлечения критического управляющего, который взял на себя функцию построения анализа компании. Специалист провел несколько недель за бумагами, т.к. выяснилось, что Бавыкины сами не знали, сколько денег должны. Большая часть денег привлекалась в виде наличных средств и по бумажным договорам займов. Они наличные по счетам не проводили. Относительно инициативных групп. Инвесторы и родители имеют только одно общее соприкосновение – работа бизнеса или возврат денег. Про родителей ничего не могу сказать. У инвесторов задача простая: попробовать перезапустить бизнес, построить нормальную сеть школ , стоимость которых может быть соизмерима с тем объемом денег, которые были вложены ранее. Теоретически такое возможно. Практически – это новый стартап. Он может получится, а может прогореть. Бавыкины сейчас являются только владельцами бренда, все остальное – имущество арендодателей. Переговоры с арендодателями уже ведутся. Надеемся, что удастся привлечь инвесторов для первых 2-3 месяцев работы школ, — резюмировал инвестор.