Государственный рэкет или Могарыч: как выполняется поручение президента по телефону

В ответ на требование Путина вывести добросовестный бизнес из-под статьи Следственный комитет открыл горячую линию

Государственный рэкет или Могарыч: как выполняется поручение президента по телефону

«Здравствуйте! Вы позвонили на горячую линию рэкета. Если вы хотите похвалить вашу крышу — нажмите звездочку, если хотите пожаловаться — нажмите решетку». Этот незамысловатый анекдот из лихих девяностых вспоминался мне два дня подряд — каждый раз, когда я пытался дозвониться на горячую линию Следственного комитета по давлению на бизнес.

Как объявил СК, жаловаться можно круглосуточно по телефону 8(495)986-78-18. Сигналы о необоснованных преследованиях предпринимателей будут передаваться в профильное подразделение центрального аппарата, а с авторами самых красноречивых звонков глава комитета Александр Бастрыкин пообещал встретиться лично.

Я звоню на эту линию с понедельника, когда она открылась. Не потому что на мой бизнес давят. У меня нет бизнеса, я просто хочу понять: можно ли сюда дозвониться в принципе. И многие десятки раз выслушиваю один и тот же ласковый женский голос: «Абонент занят».

Если верить Федеральной налоговой службе, то у нас около 6, 17 млн предпринимателей, из них 5,9 млн — индивидуалы или представители микробизнеса. То есть — самые беззащитные. Если даже мизерная часть из них захочет пожаловаться — не выдержит ни одна горячая линия.

Масштаб давления на предпринимателей обрисовал бизнес-омбудсмен Борис Титов в своем отчете президенту. Количество возбужденных уголовных дел против предпринимателей ежегодно растет на десятки тысяч и увеличилось с 192 тыс в 2015 году до 241 тыс в 2018-ом. Расследования как правило не доходят до суда, но подозреваемые и их счета попадают под арест. Из-за этого бизнес гибнет или переходит в другие руки. Кому это нужно, если президент и его советники — против такой практики?

По мнению бывшего заместителя министра, а ныне — оппозиционера Владимира Милова главный интересант — правоохранительные органы. Многие дела против предпринимателей длятся по три года, и по большинству проходит не один, а несколько человек. Следовательно, под статьей у нас ходят до трех миллионов предпринимателей. Каждый второй. Дела против тех, кто согласился заплатить или отдать свой бизнес — закрываются. Остальные идут в суд и камеру. Милов называет это государственным рэкетом. Если следовать его логике, то горячая линия СК и вовсе не нужна, поскольку идеально подходит под анекдот, который я припомнил.

Впрочем, большинство предпринимателей все-таки считают, что Милов масштабы бедствия завышает и никакого государственного рэкета нет. Есть произвол на местах, и жаловаться на него имеет смысл.

— Все дела о бизнесе достаточно сложные, и если человека, который дозвонился на горячую линию, выслушивают не формально — то за две-три минуты такой разговор не закончится, он может потребовать и сорока минут, и часа только чтобы выяснить основные детали. А сделать за неделю такой алгоритм, который смог бы обслужить все звонки такой длительности, просто не успели, — сказал «КП» первый вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин. — Эта линия очень нужна: она позволяет выйти на самый верхний уровень, минуя промежуточные этапы. Главное, чтобы действовал запрет отписывать дела тому органу, на который жалуются. Я не поддерживаю версию о государственном рэкете. Но передел рынка с использованием правоохранительных органов существует.

Некоторые мудрецы действуют, как Могарыч, который написал донос на Мастера, чтобы заполучить его квартиру. А органы просто являются инструментом. И количество таких уголовных дел значительно увеличилось после того, как СК и МВД получили право самостоятельно возбуждать уголовные дела без заключения ФНС. По мнению Корочкина, из-за этого у нас прекратился рост числа средних предприятий (их всего 19 тысяч на 6, 17 млн предпринимателей). Как только бизнес подрастает — к нему возникает нездоровый интерес. И люди боятся развиваться.

По мнению многих предпринимателей, не менее страшная беда, чем давление законников — легализованные поборы на местах. Речь о всевозможных сертификатах, обязательных экспертизах, которые требуется проводить для получения этих сертификатов, навязывании цифровых услуг… Но на это пока жаловаться некому.

ИСТОЧНИК KP.RU