Будем ли мы пить российское вино

В Абрау-Дюрсо завершился ежегодный саммит Союза виноградарей и виноделов России. В каком состоянии находится винодельческая отрасль, и что ее ожидает?

Будем ли мы пить российское вино

К концу 2014 года падение курса рубля и снижение покупательной способности населения резко обострило проблему импортозамещения в сфере виноделия — импортные вина для многих россиян стали неподъемно дорогими. А крымские виноделы, отрезанные санкциями от многих традиционных рынков сбыта, нуждались в немедленной поддержке. Пост бизнес-омбудсмена в тот момент занимал Борис Титов, не понаслышке знакомый с проблемами виноделов. В декабре в рекордно короткие сроки были приняты Думой в трех чтениях, утверждены Совфедом и подписаны президентом революционные поправки, полностью изменившие облик рынка.

Поддержка российского виноделия законодательно была отнесена к приоритетам государственной промышленной политики. Отечественные вина, изготовленные из собственного винограда, получили статус «вин защищенного географического наименования», а их производители — ряд установленных законом льгот.

В частности, для них устанавливались льготные ставки акцизов; упрощались и удешевлялись процедуры получения лицензий, — в особенности для фермеров; затраты на закладку новых виноградников, установку шпалер и бурение скважин подлежали существенному возмещению из бюджетных средств. Ряд контрольных функций был передан от Росалкогольрегулирования в ведение отраслевых саморегулируемых организаций — подобная система действует во всех винодельческих державах, и для получения права, например, написать на этикетке название Бордо, производитель должен выполнить ряд требований, касающихся соблюдения качества и рецептуры..

В результате началась массовая закладка новых виноградников, — весной 2017 года в России было заложено 1458 га, а за аналогичный период 2018 года — уже 2130 га. Глава Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович считает необходимым к 2030 г. довести их площади до советского уровня 350 тысяч га, — в настоящее время они составляют лишь чуть более 90 тыс.га.

Достичь столь амбициозной цели непросто. То, что сегодня российский рынок не в состоянии переварить такие объемы, — еще полбеды; проблему можно решить за счет экспорта в Китай, где потребление вина стремительно растет, а предлагаемые там российские образцы встречают благожелательно. Сложнее с ресурсами. Закладка виноградника — капиталоемкий инвестпроект с длительным горизонтом планирования. С момента высадки лозы до сбора винограда, который можно использовать для изготовления первой партии вина, пройдет 3 — 4 года. У винодельческих предприятий свободных денег немного; при всей важности господдержки, средств, выделяемых на нее из бюджета, для столь быстрого роста категорически недостаточно. Вдобавок, существует проблема дефицита саженцев сортов, оптимальных для возделывания в России, — ее решение также требует значительного времени и денег.

Тем не менее, объемы производства растут, — в 2018 году было собрано около 560 тысяч тонн винограда и произведено 32 миллиона дал вина. Это сопровождается и заметным ростом качества продукции, — за последние три года не было ни одного крупного международного винного конкурса, с которого российские производители не привезли бы ни одной наград.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Александр Милицкий, главный редактор портала «Грозди.Ру — Все о вине»:

— Во всех винодельческих странах бутылка «качественного вина на каждый день» местного производства, стоит порядка $5. Сегодня не является исключением и Россия, — «понятное вино за понятные деньги» у нас можно купить за 250 — 350 руб. При этом невысокая цена совершенно не обязательно означает снисходительного отношения к качеству.

Так, на прошлогоднем Кубке СВВР лучшим красным сухим вином России было признано вино Достойный классик урожая 2016 г от винодельни «Юбилейная», которое сумело обойти многих более именитых и дорогих конкурентов. Стоимость бутылки этого вина на магазинной полке составляла порядка 370 рублей.

Денис Руденко, винный эксперт:

— Прошедший конкурс в Абрау показал, что, с точки зрения мирового виноделия, Россия начинает существовать как страна. Иностранное жюри, состоящее из мастеров вина, из экспертов мирового уровня, таких, как Оз Кларк, в ходе слепой дегустации присудило оценки на уровне 84 — 86 баллов примерно половине из 50-ти красных и 36-ти белых вин, вышедших в финал. Что означает эта оценка? По международной негласной шкале качества это — серьезные, качественные, хорошие вина. При этом далеко не все из них имеют какую-то запредельно высокую цену, — там есть и вполне доступные вина массового сегмента. Так что мы можем сказать, что, с точки зрения качества, у нашего виноделия все очень и очень неплохо.

С точки зрения развития, — мы прекратили падение в объемах производства и даже примерно на 2% поднялись по сравнению с уровнем 2016 г; по площадям посадок начали рост; многие винодельни в прошедшем и в текущем годах продолжили расширять виноградники. Самый крупный пример — «Абрау-Дюрсо», которое высадило 600 га и планирует высадить еще почти 2 тыс. га. Так что с количественной точки зрения российское виноделие тоже начало укрепляться.

Каких-то заоблачных успехов мы не снискали; ни одного результата в 90 — 92 — 95 баллов международное жюри в этом году нам не присудило, — но мы достигли очень хороших показателей по всем направлениям.