Бархатные шестеренки Системы

Почему нет больше таких чиновников, как Виктор Геращенко

Бархатные шестеренки Системы

Виктору Геращенко, экс-главе ЦБ, 21 декабря исполняется 80 лет, и, конечно, совершенно бессмысленно повторять избитую пошлость про его величайшие достижения на этом посту, все эти «если бы не он, то катастрофа и апокалипсис». Все это не имеет никакого значения, а имеет значение другое: сейчас таких чиновников не делают, и, глядя на Геращенко, ты понимаешь что-то не про него, не про его время, а про нас, про наше время.

Я уже лет 25 наблюдаю за чиновниками, всех или почти всех, кого вы видите в телевизоре, я видел вовсе не в телевизоре, а в обстоятельствах, одеждах и позициях, которые вряд ли согласует для публикации пресс-служба, но, признаюсь честно, я упустил момент, когда появилась нынешняя генерация (точнее, дегенерация) чиновника. Когда коридоры власти наполнили выхолощенные хлыщи без собственных идей, без своего стиля, без смысла в глазах и даже без милых чудачеств и особинок, делающих госслужащего человеком. Представителей этого типажа я назвал «пингвинами» — когда эти люди в одинаковых темно-синих пиджаках фланируют по паркету, протягивая друг другу пухлые вялые ладошки, потешно трут озабоченные лысины и что-то говорят своим товарищам, наклоняясь ртом к уху, сравнение с антарктическими птицами приходит само собой. Официально эти люди называются «техническими» — министрами, депутатами, губернаторами, то есть были «политические», были тяжеловесы, хозяйственники, имели свое мнение и ломали фарфор в посудной лавке, а нынешние исполняют указы, только исполняют указы, и больше ничего.

Геращенко, как и его тезка Виктор Черномырдин – это, безусловно, высший продукт советской генетики. Считается, что Советы – это про унылую серость, тотальный страх и шепот по углам, и все это отчасти так, но, если посмотреть на те времена из времен нынешних, то увидишь, что Советы – это главным образом яркие личности, которые и выпить, и матернуться, и завод за месяц в тайге поставить, а потом поехать на оленях и вездеходе в областной центр, ворваться к первому секретарю без звонка, и, сбрасывая меховые рукавицы, с порога – «ты это, Михалыч, брось, ты мне план срываешь, народ не поймет». И первый секретарь такой: «Петр Сергеич, успокойся, садись, что там у тебя?» Сцена, совершенно невозможная сегодня.

И дело тут предельно простое. То поколение – это поколение людей, победивших в войне. Даже если они сами не воевали. Кто выжил в той мясорубке, кто поднялся в пору тотального голода и разрухи, тот, конечно, уже ничего не боялся. Пер танком. Рубил ладонью по столу. А нынешнее поколение эффективных менеджеров – это, простите, поколение людей, которые великую страну про*рали. Кривую, косую, с неэффективной экономикой и глупыми правилами, постоянным дефицитом и бедным бытом, но великую, и про*рали ее, простите, совершенно бездарно, поменяв на вареные джинсы и видеоклипы по телевизору. Все ведь можно было сделать иначе. Чтобы и джинсы, и держава. Но нет. Ума не хватило. И вот теперь эти люди подросли. Люди, привыкшие не побеждать, а разрушать. Не разумеющие суть, но понимающие ритуал.

Я много раз встречался с Геращенко. Уже когда он стал пенсионером. Не оставляло ощущение, что он – как диковинный экспонат в витрине, или редкий зверь в клетке. Все ходят на тебя посмотреть, все восхищаются, ой, Геракл-Геракл, а ты не знаешь, что тебе-то делать. И силы есть, и ум не погас, а куда ты с этим умищщем-то? Как Гулливер среди пигмеев, «а давайте, ребята, я вам помогу», а руки-то – как ковши экскаваторные, взял вроде бережно, силы не рассчитал, да и раздавил.

Нет задач для Геращенко сегодня. И ведь что самое ужасное: скинь Геращенке лет 20, и поставь его руководить… да хоть ЦБ, хоть министерством, хоть госкомпанией. Не случится чуда. С ума сойдет Геращенко через месяц. От этого «шур-шур-шур» по углам, вроде собрал подчиненных, воодушевил, задачи поставил, все понятно? – а в ответ «шур-шур-шур», «версия_приказа_не_верифицирована», «согласовать_с_профильными_ведомствами», «провести_через_ систему_ документооборота», встанешь, оглянешься по сторонам, «да кто тут все шуршит, покажитесь»? А нет никого. Это шуршат бархатные шестеренки Системы, Виктор Владимирович. Тетчер сказала, что Маркс и Спенсер победили Маркса и Энгельса. Может быть. А у нас система победила и Маркса, и Спенсера, и таких, как Геращенко.

МНЕНИЕ

Все подвиги Геракла

Николай ВАРДУЛЬ

Экономика нуждается в героях. И вчера, и сегодня, и завтра. Таких людей немного, но они есть. Один из самых ярких – Виктор Владимирович Геращенко. Для него как для банкира-профессионала, перевал через рубеж падения СССР перевалом не был. Он и в советские годы был банкиром не в Москве, а в Лондоне, Бейруте, во Франкфурте, в Сингапуре, где работал и возглавлял так называемые совзагранбанки. Они и тогда жили по законам рынка. Это один из первых подвигов Геракла, как Виктора Владимировича называли все экономисты (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Виктор Геращенко: «Меня хотели назвать Иосифом в честь Сталина, но мать была против»

Экс-глава Госбанка СССР и Центробанка России дал эксклюзивное интервью «Комсомолке» накануне своего 80-летия

— Виктор Владимирович, с юбилеем вас наступающим! Где думаете отмечать?

— У себя на даче. Я здесь уже 20 лет живу — с тех самых пор, как у меня в 90-е власти забрали служебную дачу, принадлежавшую раньше Госбанку СССР. Переехать в новое жилье. Мне тут нравится (подробности)

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*